Apr. 6th, 2011

ulay: (Default)
В выросших детях своя прелесть, свой нахес, он же нахат.
Сегодня опустошала супер: сделала обычную недельную закупку, плюс закупку в цимеры, плюс закупку того, что неизбежно исчезнет до и после Песах, несмотря на то, что его можно употреблять и до, и после, плюс закупку уже непосредственно к праздникам. Получилось много. Слишком.
Возле ворот во двор меня ждал старший сын, пока я парковалась, он уже забаррикадировался в лифте с пакетами, поднялся и затащил все домой.
А потом пришел маленький и сделал мне кофе.
Имею свой кусочек счастья.
ulay: (Default)
Сегодня слушала интересную для меня передачу о самоубийстве Стефана Цвейга.
Решила записать на память.
Оказывается, Стефан Цвейг до сих пор очень популярен во Франции, непонятно, почему именно там, но факт. В отличие от Израиля, хотя многократно переведен на иврит. А недавно вышла французская книжка о его смерти, которая разошлась на ура, книжку перевели на иврит, и я слушала рассказ переводчицы.
Цвейг жил в Австрии, был жутко популярен, обеспечен, к тому же происходил из богатой семьи, считался олицетворением европейской литературы первой трети 20 века и относился к тем евреям, которые предпочитают забыть о своем еврействе. Он не критиковал сионизм и не приветствовал его, он просто начисто игнорировал все, связанное с евреями.
Поэтому, когда в 33 году сожгли его книги, Цвейг очень сильно расстроился. И сообразил, что дело пахнет керосином, невзирая на то, что он забыл, что он еврей. Уехал в Лондон, там женился на молодой женщине. А нацизм распространялся по Европе, обстановка накалялась, Цвейг предчувствовал, что Англия будет втянута в войну.
Уехали в Нью Йорк, там не прижились и перебрались в курортный городок в Бразилии. Трудно представить себе более отличное от Австрии место на карте, чем залитый солнцем бразильский курорт. Цвейг сильно переживал по поводу происходящего в Европе, гибели европейской культуры, потери единомышленников и почитателей. С другой стороны, он отнюдь не бедствовал, да и в Бразилии нет газовых камер, а Копакабана - не Аушвиц.
К Цвейгу, который по-прежнему был известен, неоднократно обращались с просьбой высказать свое негативное отношение к нацизму, опубликовать статью, осуждающую Гитлера. Он неизменно отказывался, объясняя это тем, что он человек искусства, а не политики (да и не еврей почти - примечание переводчика, то есть, меня :-).
Шел 42-й год, разгар Второй Мировой войны. Цвейг получил несколько писем, в которых угрожали убить его и его жену - еврейскую суку. Он начал бояться, что Гитлер доберется и до Бразилии. Цвейг уговорил свою жену, которая не хотела и предлагала подождать, посмотреть, чем дело окончится, и они вместе покончили жизнь самоубийством.
Page generated Sep. 21st, 2017 05:33 pm
Powered by Dreamwidth Studios